Просмотры 2135 14 августа 2019
Оккупационные "власти" аннексированного Крыма заявили о желании вступить в переговоры с Украиной о пропуске на полуостров вод реки Днепр. 

Эта проблема хорошо известна. Единственное, что изменилось, – это даже не заявления представителей оккупационных властей, а то, как это транслируется официальными российскими источниками пропаганды уровня ТАСС. 

Это значит, что Россия официально признает наличие проблемы, которая долгое время просто перевиралась или замалчивалась, пишет юрист-международник Борис Бабин. 

То есть мы уже, как говорится, на правильном пути. Враг признает, что в Крыму у него сложилась ситуация, которую он не может разрешить самостоятельно. Что касается переговоров, то здесь есть два измерения. Во-первых, любые переговоры – это всегда хорошо. 

Если агрессор хочет вести переговоры в каком-то формате, то у нас их много. Например, это можно выносить на Минский формат или на "нормандский" формат. Если агрессор хочет обсуждать условия подачи воды в оккупированный Крым, то, конечно, подавать воду можно только в процессе деокупации полуострова. 

Либо на деоккупированные части полуострова, либо, как минимум, демилитаризованные государством-агрессором. Первое. Украина не боится переговоров. 

Она всегда готова к любым переговорам. Но в рамках, установленных международным гуманитарным правом, для ситуации международного конфликта, для ситуации оккупированных территорий. Второе. Никакие попытки давления, никакие попытки шантажа тут не будут учтены. 

Я убежден, что у руководства страны хватит мудрости не разменивать 1,5-2 миллиона заложников – жителей Крыма – на любые временные уступки. 

Россияне могут предлагать освободить какую-то группу пленных или пойти на какие-то небольшие уступки по другим вопросам, но это того не стоит. Вода является стратегическим вопросом, и ее подача в Крым должна обсуждаться только в контексте стратегического измерения, а именно, деоккупации полуострова. 

Все остальное, как говорят, второстепенное. Хочу подчеркнуть: мы не даем воду в Крым правомерно. Вода Северо-Крымского канала не нужна в Крыму для гуманитарных потребностей. Это сугубо хозяйственный вопрос. И никакие нормы международного права не обязывают нас поставлять какие-либо товары, в том числе воду и электроэнергию, на оккупированные территории. 

Все остальные заявления россиян, любые аллегории, отсылки на школьные учебники географии и все остальное, комментировать трудно. По этому поводу можно только насмехаться, потому что российская пропаганда, очевидно, уже не может ничего придумать. Им следует пробовать новые наркотики, потому что те, что у них есть, уже не работают. 

Может ли Кремль решиться на силовые действия, если вопрос воды для Крыма не будет решен дипломатическим путем? Конечно же, государство-агрессор вынашивает планы силовых действий, еще с 2014 года. 

Для них стратегическим является захват Каховской плотины, той части Северо-Крымского канала, которая находится на материковой территории. 

Но, если они хотят войны, если они хотят того, что неизбежно наступит после эскалации агрессии на этих территориях – прекращение существования российского государства – ну, что ж, это их выбор.  Они несут за это ответственность.
Видео

Вам также может понравиться